В берёзовом лесу (Пaсхальный этюд) / Забытый русский язык

Православная лексика в языковом сознании большинства современных российских людей остаётся неясной, несмотря на то, что многие лексемы являются исконно русскими и, более того, именно такая лексическая и грамматическая система русского языка сформировала русский народ, русское государство и русскую культуру. Предлагаем лексикографический анализ произведения выдающегося классика русской литературы Василия Никифорова-Волгина. Его книги представляют собой чистейший образец литературной нормы русского языка. Именно на таких художественных произведениях необходимо обучать русскому языку, составлять просветительские игры, квесты, тесты и экзаменационные задания. Русский язык, представленный в произведениях Никифорова-Волгина, содержит глубочайшие нравственные, общечеловеческие основы.

Понимание сущностной наполненности слова
Научные сведения и художественный этюд

В диссертации «Православная лексика в современном русском языке и языковом сознании его носителей» к.фил.н. И.К. Матей на кафедре русского языка Воронежского государственного педагогического университета провёл обширнейшее исследование, выявляющее степень понимания россиянами сути христианской, православной лексики, то есть смысла слов. Было отобрано 30 слов, относящихся к сфере православия и представляющих различные тематические группы исследуемой лексики, в том числе такие как «храм и его части» (клирос, иконостас), «предметы богослужения» (хоругвь, просфора), «наименования лиц» (благоверный, блаженный, инок), «основные понятия православия и христианской морали» (любовь, гордость, благодать, вера). Анализ полученных ответов выявил общую иерархию уровней знания респондентами предложенных словесных единиц:

  1. Высокая степень полноты знания плана содержания словесного знака. Из 3000 опрошенных в возрасте от 18 до 25 лет полностью правильно понимали смысл слов вера (3 ответа), гордость (2), обитель (1), блаженный (2), искушение (1), исповедь (2), благодать (2), покаяние (1), святой (1) только 15 человек. Это 0,5% молодых людей в современном обществе.
  2. Среднее знание, предполагающее определённое, но недостаточно полное и неточное представление о значении слова (с указанием архисем или существенных дифференциальных сем). Названный средний уровень знания касался, например, таких слов, как иконка, мощи, кулич, молитва, вера, гордость, любовь. Этот уровень обнаружен в 50% ответов.
  3. Низкое знание, предполагающее некоторые фрагментарные представления о значении слова. Низкий уровень знания составил 7% и чаще обнаруживался применительно к словам алтарь, лампада, смирение, блаженный. (Две из этих лексем присутствуют в этюде Никифорова-Волгина).
  4. Полное незнание плана содержания слова респонденты обнаруживали по отношению к словам самых разных тематических групп: «храм, его части», «наименования лиц», «основные понятия православия и христианской морали». Уровень полного незнания составил 42%, что весьма печально, потому что указывает на незнание русского языка и подлинной русской культуры, а это угроза ассимиляции, исчезновения народа, высокой конфликтности, нравственной деградации общества.

Никифоров-Волгин. Монастырь души

Учёные говорят об опасных процессах «разрушения семантического пространства русского языка, его концептосферы, в которой отражены духовные основы русского национального самосознания», об угрозе «разрушения русского языка как хранилища морально-нравственных ценностей русского народа» [См., напр., работы О. В. Загоровской]. Одновременно с деструктивными тенденциями отмечается заметное возрождение в современной России христианской православной традиции и лексики, которая в советский период была выброшена или сильно семантически искажена. За нравственные, православные, духовно наполненные, глубокие, основанные на исконно русских концептах произведения в СССР применялась высшая мера наказания — расстрел. Сегодня в возрождающейся после лихолетия России уже появилось значительное количество работ, посвящённых анализу различного рода динамических процессов в русском языке на рубеже XX–XXI вв. [См., например, работы Н. С. Валгиной, О. П. Ермаковой, О. В. Загоровской, Е. А. Земской, Ю. Н. Караулова, Л. П. Крысина, И. А. Стернина, Г. Н. Скляревской и мн. др.]. Происходящие положительные языковые изменения в полной мере затрагивают и православную лексику. Термин «православная лексика» именует всю совокупность лексических единиц (слов и словосочетаний), в семантике которых отражаются понятия христианской веры в её русской православной традиции, берущей начало от Византийской Церкви [Ср. работы Ю. Н. Михайловой, И. В. Бугаевой, Р. И. Горюшиной, Г. Н. Скляревской]. В конце статьи даётся список словарей, где описана православная лексика, формирующая русское самосознание, русскую народность, русскую культуру и русскую государственность. На уроках, лекциях, семинарах — во всём образовательном процессе самым широким образом должна быть представлена православная лексика. В этом залог процветания России. 

В. А. Никифоров-Волгин (1901–1941)

Василий Акимович родился в деревне Маркуши Калязинского уезда Тверской губернии в семье мастерового. Семья переехала в Нарву. Не имея средств для окончания гимназии, Никифоров-Волгин в детстве и юности много занимался самообразованием, глубоко изучил русскую литературу. Любимые писатели — Ф. Достоевский, Н. Лесков, А. Чехов. В 1920 г. Никифоров-Волгин стал одним из организаторов «Союза русской молодежи» в Нарве, где устраивали литературные вечера и концерты. С 1923 г. Никифоров-Волгин публикует рассказы, очерки, этюды, статьи, лирические заметки в русских периодических изданиях, выходивших в Эстонии. Он хорошо знал и любил православное богослужение, поэтому служил псаломщиком в нарвском Спасо-Преображенском соборе (до весны 1932-го). В 1927 г. становится одним из учредителей русского спортивно-просветительного общества «Святогор», при котором в 1929 году создаётся религиозно-философский кружок, положивший начало местной организации Русского студенческого христианского движения (РСХД). Редактировал журнал «Полевые цветы» — орган русской литературной молодежи в Эстонии. К середине 30‑х Никифоров-Волгин становится известным писателем русского Зарубежья. В 1935 г. он переезжает в Таллин; печатается в крупном органе российской эмиграции — рижской газете «Сегодня». В издательстве «Русская книга» выходят 2 его сборника — «Земля именинница» (1937) и «Дорожный посох» (1938). Летом 1940 г. в Эстонии была установлена советская власть, положившая конец русской культурной и литературной жизни. В мае 1941 г. Никифоров-Волгин был арестован органами НКВД, с началом войны отправлен по этапу в Вятку, где расстрелян 14 декабря 1941 года «за издание книг, брошюр и пьес клеветнического, антисоветского содержания». Реабилитирован в 1991 г.

Произведения Никифорова-Волгина невероятно искренние. В рассказе «Серебряная метель» буквально всей глубиной сердца ощущается рождественская, непосредственная, всеобъемлющая детская радость. Другие тексты наполнены русскими переливными звонами, запахами трав, шелестом берёз, трепетом души. «Редкий великопостный звон разбивает скованное морозом солнечное утро, и оно будто бы рассыпается от колокольных ударов на мелкие снежные крупинки». Именно из ощутимой каждой клеточкой тела и души смысловой подлинности автор воспитывает характер читателя, взращивает силу личности. Это не школьное советское, схематичное, скучное и идеологизированное назидание, но именно та методика российского образования, которая взрастила гении Н.Фёдорова, С.Королёва, Ф.Тютчева, Д.Григоровича, И.Павлова, П.Столыпина, А.Колчака, М.Осоргина и т.д.


В берёзовом лесу (Пaсхальный этюд)

Вечерним берёзовым лесом идут дед Софрон и внучек Петька.
Дед в тулупе. Сгорбленный. Бородка седенькая. Развевает её весенний ветер.
Под ногами хрустит тонкий стеклянный ледок.
Позади деда внучек Петька.
Маленький. В тулупчике. На глаза лезет тятькин картуз. В руке красныя веточки вербы. Пахнет верба ветром, снежным оврагом, весенним солнцем.

Идут, а над ними бирюзовыя сумерки, вечернее солнце, гомон грачей, шелест берёз. Гудит нарождающаяся весенняя сила.

Никифоров-Волгин. Монастырь души

Чудится, что в лесных далях затаился белый монастырь, и в нём гудит величавый монастырский звон.
— Дедушка... Чу! — звонят...
Петька остановился и чутко ловит дальний лесной звон.
— Это лес звонит. Берёзы поют. Гудёт незримый Господень колокол... Весна идёт, — отвечает дед и слабым колеблющимся голосом, в тон белым берёзам, вечерним сумеркам, смутному весеннему гулу поёт с тихим монашескими переливами:
Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный...
Кто-то величавый, далёкий, сокрытый в лесных глубинах подпевал деду Софрону.
Берёзы слушали.
— В церкву идём, дедушка?
— В церкву, зоренький, к Светлой Заутрени...
— В какую церкву?
— К Спасу Златоризному... К Спасу радостному...
— Да она сгорела дедушка! Большевики летось подожгли. Нетути церкви. Кирпичи да головни одни.
— К Спасу Златоризному... К Спасу! — сурово твердит Софрон. — Восемь десятков туда ходил и до скончания живота моего не оставлю её. Место там свято. Место благословенно. Там душа праотцев моих... там жизнь моя — и опять поёт сумрачныя страстныя песни:
— Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся...
— Чудной... — солидно ворчит Петька.
Вечерняя земля утихала.

Никифоров-Волгин. Монастырь души

От синих небес, лесных глубин, белых берёз, подснежных цветов и от всей души — весенней земли шёл незримый молитвенный шепот.

— Тише. Святая ночь!..
Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе промышляет... — пел дед Софрон среди белых утишных берёз.

Чёрной монашеской мантией опустилась ночь, когда дед с внуком подошли к развалинам Спасовой церкви и молча опустились на колени.
— Вот и пришли мы к Спасу Златоризному. Святую ночь встретить — сквозь слезы шепчет дед. — Ни лампад, ни клира, ни плащаницы украшенной, ни золотых риз, ни души христианской...
Только Господь, звёзды, да берёзыньки...

Вынимает дед Софрон из котомочки свечу краснаго воска, ставит её на место алтаря Господня и возжигает её.
Горит она светлым звёздным пламенем.
Софрон поёт в скорбной радости:
Христос воскресе из мертвых...

Слушали и молились Петька, небо, звёзды, берёзыньки и светлая душа весенней земли.

Похристосовался Софрон с внуком, заплакал и сел на развалинах церковки.
— Восемь десятков берёзовым лесом ходил в эту церковь. На этом месте, с тятенькой часто стоял, и по его смерти место сие не покину. Образ тут стоял Спаса Златоризнаго... Ликом радостный. С улыбочкой... А здесь... алтарь. Поклонись, зоренький, месту сему...

Никифоров-Волгин. Монастырь души

От звёзд, от берёз и свечного огонька, от синих ночных далей шёл молитвенный шёпот:
— Тише. Святая ночь!

Софрон глядел на звёзды и говорил нараспев, словно читал старую священную книгу:
— Отшептала, голуба-душа, Русь дедова... Отшуршала Русь лапотная, странная, богомольная... Былием заросли тропинки в скиты заветные...
Вечная память. Вечный покой.

Кресты поснимали. Церкви сожгли. Поборников веры умучили...
Потускнели главы голубыя на церквах белых. Не зальются над полями вечерними трезвоны напевные...
Отзвонила Русь звонами утешными.

Не выйдет старичок спозаранок за околицу и не окстится истово за весь мир, на восток алеющий.
Девушки не споют песен дедовых.
Опочила Русь богатырская, кондовая, краснощёкая.
Вечная память. Вечный покой.

Не разбудит дед внука к заутрени, и не пошуршат они в скит далекий, по снегу первопутному, по укачливой вьюжине, навстречу дальнему звону.
Не пройдут по дорогам бескрайним старцы с песнями «О рае всесветлом», «О Лазаре и Алексии Божьем человеке»...
Отпели старцы. Отшуршала Русь лапотная...
Отшептала Русь сказки прекрасныя...
Вечная память. Вечный покой.
Глядел дед Софрон на звёзды и плакал...

В. Никифоров-Волгин. // Перезвоны. — Нарва, 1926. No 19 (11), май. — С. 594 — 595.

Никифоров-Волгин. Монастырь души

Словарик русской лексики
Лексикографический анализ слов и словосочетаний в этюде

К р а с н ы я  в е т о ч к и  в е р б ы — славяне в праздник памяти входа Иисуса в Иерусалим освящали в Церкви сорванную вербу и ставили её в красный угол, а на праздник Пасхи несли с собой. Выбирали вербу с красными или бурыми веточками и восковым налётом на коре, красный цвет передаёт царское достоинство Спасителя (на востоке красный цвет считался царским). Веточку красной вербы несёт внук, ребёнок, что в этюде указывает на детскую искренность праздника.

М о н а с т ы р ь — (от ср.-греч. μοναστήριον «уединение») обитель, общежитие братий и сестер, монахов, монахинь, иноков, монашествующих, принявших монашество, монашеский обет, объединённых в единую любящую семью, которая занимается сельхоз и ремесленными работами, живя в молитве и борьбе с собственными страстями. Монастыри на Руси строились по определённым канонам, отражали метафорически как бы рай Божий. После 1917-го гонениям подверглось подавляющее большинство монахов, как служивших в монастырях России в канун революции, так и посвященных в монахи в дальнейшем, вплоть до 1940-50-х годов. В брошюре «Крестный путь Церкви в России» (изд-во «Посев», 1988) говорится о 320 000 пострадавших священнослужителях (в т.ч. священников). В 1937г. секретарь ЦК ВКП(б) Г.М.Маленков писал Сталину о существовавших религиозных объединениях как о «широко разветвлённой враждебной советской власти легальной организации в 600.000 человек по всему СССР». В 1913 году в России было 78000 церквей и 1253 монастыря. В 1937г. председатель Союза воинствующих безбожников Ем.Ярославскй (Губельман) заявил, что «в стране с монастырями покончено» (Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. М., 1991, с.299). К 1939г. закрыты, взорваны, разобраны на стройматериалы, осквернены (превращены в склады и клубы блуда) все красивейшие древние русские монастыри с прекрасными образцами архитектуры и намоленными местами.

В е л и ч а в ы й  м о н а с т ы р с к и й  з в о н — монастыри с садами, играющими на ветках птицами, песнопениями, иконическими росписями, со вздымающимися и сверкающими на солнце куполами, переливами лучей на белых стенах, колоколах и куполах визуально вторили переливам звонящих колоков, создавая звуковой и внешний узор радости и наполненности, картину Царства Божьего. В этюде даётся и звуковой, и визуальный ряд образов разрушенной церкви и монастыря, остающихся на своих местах в памяти и душе деда Софрона.

Н е з р и м ы й  Г о с п о д е н ь  к о л о к о л — на Руси перед и особенно после Литургии множество храмов и колоколен на многие вёрсты заливались красивым колокольным многоголосьем, природа насыщалась музыкальным звуком, воздух пел радостно, будто сам Господь говорит Своё Слово, призывая всё вокруг к полноте Жизни.

М о н а ш е с к и м и  п е р е л и в а м и — на Руси в божественной Песне участвовали и храмы небольших церквушек, и церкви городов, и многочисленные монастыри. Рядом с несколькими деревнями и сёлами, среди природных просторов стоял и переливался монастырь, как волшебный град Божий. На великие праздники жители окрестных сёл шли к монастырю. Удивительная песня, величественные купола на высоких стенах, развесистые сады, летние или в зимней шубке, создавали подлинное богатство России, полноту русской жизни и русского характера.

Ч е р т о г — палата, храмина, хоромина, большой и пышный покой, великолепного убранства комната. В этюде описывается великолепие природы, говорится о Господнем колоколе, монашеских переливах, и дед Софрон говорит: «Чертог Твой вижу, Спасе». Очевидно, что природа является храмом Божием, сверхзримой красотой Божией, посреди которой также незримо остаётся сожжённая большевиками любимая церковь.

С п а с е — это Спаситель мира (в форме звательного падежа), Миссия, Христос-Логос, Сын Божий, т.е. Слово, непрестанно рождающееся из недр Отца. Этим Словом создаётся Бытие и спасаются отпавшие от Жизни. Одна из башен Кремля называется Спасской, то есть спасительной, указывающей на Спасителя Руси и мира. Однако после 1917г. на башне Христа водрузили знак масонской пентаграммы, который там позорно висит до сих пор, указывая на предательство Христа русским народом после 1917го года. Конечно, не все русские предали свою сущность. Огромное количество не отреклись от себя, а значит от Спаса, и были расстреляны или уничтожены иным способом. Русская Православная Церковь стала в основном Церковью святых Новомучеников Российских. Скорее всего, среди них, в небесных чертогах и Василий Акимович Никифоров-Волгин, мученически отдавший жизнь свою за веру. 

Ц е р к в а — народное именование из ст.-слав. црькы. Церковью называется не брёвна, кирпичи, стены, но собор (собрание) знающих Христа и любящих друг друга людей, которые совместно находятся в литургическом общении с Богом. Поэтому семья называется малой церковью. Образование Церкви Христовой описано в книге Деяния в Библии, а Днём рождения Церкви является Пятидестница, т.е. исторический факт прозрения апостолами словесной сути всего божественного творения (Бог же Словом творит), когда самые искренние ученики Христа-Логоса начали говорить на многих языках, т.е. через любовь сердечную человеков и сошествие Духа произошло просвещение сознания: «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. Приняли они огонь не опаляющий, но спасительный, огонь — терние грехов истребляющий, а душу просвещающий. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках» (Деян.2:3-4). Огонь — это свет знания, любовного ясного понимания сути вещей (до грехопадения Адам тоже применял словесную функцию созидания мира — давал имена животным, потому что прозревал их суть). Именно собрание таких светлых сердцем, любящих Христа и друг друга называется Церковью. Язык Церкви — это язык любви.

З а у т р е н я — традиционное название Пасхальной Утрени. В широком смысле — утреннее богослужение, совершаемое в утренних сумерках, как в тайном ожидании, предчувствии света Христова (вот-вот рассветёт, вот-вот свет Божий, благодать Божия нас осенит своей любовью).

З л а т о р и з н ы й — от «золотые ризы». В иконописи золотой цвет означает нетварный свет Божий, райское сияние света. Златоризный Спас — это икона Христа в сияющем золотом окладе. Златые ризы — одеяния святых на иконах, преображённых людей, пришедших к обожению, т.е. такие люди преодолевают телесную дебелость и становятся сотканными светом, что указывает на будущее преображение свойств всей материи (см. послание ап. Павла к Рим.8:8-23).

П р а о т ц ы — 
С т р а с т н ы я  п е с н и — 
С л а в н и и  у ч е н и ц ы —
У м о в е н и я —
В е ч е р я —
П р о с в е щ а т ь с я —
С и н и е  н е б е с а —
С о л и т в е н н ы й  ш е п о т —
С в я т а я  н о ч ь —

Д а  м о л ч и т  в с я к а я  п л о т ь  ч е л о в е ч а  и  да  с т о и т   с о   с т р а х о м  и  т р е п е т о м,  и  н и ч т о ж е   з е м н о е   в   с е б е   п р о м ы ш л я е т — главное песнопение Великой субботы, т.е. когда Христос-Логос уже умер на кресте, но в преображённом теле ещё не воскрес (это в воскресный день происходит), таким образом, Он сошёл в ад пустоты/смерти и заполнил любую пустоту Истиной, светом, смыслом, сущностью, Собою. Герой дед Софрон поёт именно песнопение Великой субботы, что означает по тексту этюда песнопение и по умершей святой Руси и надежду на воскресение нашей страны после большевистских гонений.

У т и ш н ы й — тихий, т.е. не просто не шумный, но как «свете тихий», умиротворяющий, убирающий душевные бури, приводящий душу в тихое, ясное, мирное состояние. «Пел дед Софрон среди утишных берёз», т.е. тихо колыхающиеся, умиротворающие, сама природа мягко вторит пасхальной песне.

М о н а ш е с к а я  м а н т и я —
Л а м п а д а —
К л и р —
П л а щ а н и ц а —
Р и з ы —

Х р и с т и а н с к а я  д у ш а — в тексте это человек-христианин, а вовсе не умершие души, как иногда отмечают читатели, но кроме значения живого человека данное словосочетание означает и внутреннюю сущность человека, его жизненный путь.

Г о с п о д ь —
С в е ч а  к р а с н о г о  в о с к а —
А л т а р ь  Г о с п о д е н ь —
Х р и с т о с  в о с к р е с е  и з  м е р т в ы х —
М о л и т ь с я —

С в е т л а я  д у ш а — не просто добрая душа в человеке, но просветлённая благодатью Божией.

П о х р и с т о с о в а т ь с я —
О б р а з —
Л и к —
С в е ч н о й  о г о н ё к —

С в я щ е н н а я  к н и г а — это Библия. Слово «библия» происходит от греч. biblia («книги»), т.к. состоит из 39 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета, поэтому на русском языке также называется «Книга книг». Священная книга писалась многими авторами, при этом она сохраняет целостность и логику повествования. Каждая книга Библии, глава и стих находит подтверждение в перекрёстных ссылках на другие стихи Писания, таким образом текст Библии образует логичную, разветвлённую Виноградную лозу взаимосвязанных сюжетов и смыслов, причём изложенных в хронологической последовательности от сотворения и грехопадения до спасения и преображения мира, т.е. описываются не все подряд исторические события, но лишь то, что важно для обожения мира. Этот факт не оставляет сомнений, что авторы писали тексты в состоянии богооткровения, иначе они бы сильно противоречили друг другу, однако смысловых, семантических противоречий в Библии не находим, лишь стилистические отличия и по степени подробности описания событий, т.е. авторы сосредотачивали внимание на разных ракурсах, разных деталях и аспектах одного и того же описываемого события, но эти детали никогда не противоречат друг другу, а взаимодополняют описываемую картину. Описание автора может быть современным его времени или сильно ретроспективным, что тоже накладывает отпечаток на стиль повествования, в этом случае и в случае пояснения онтологических законов в тексте появляются обобщающие выводы, метафоры, параллелизмы, земные аллегории духовного мира.

Б о г о м о л ь н ы й — находящийся в состоянии непрестанной молитвы, в общении с Богом, строго участвующий в Таинствах Церкви, набожный. Русь Богомольная — русская земля, пронизанная всечеловеческим непрестанным общением с Богом.

С к и т ы —
З а в е т н ы й —
В е ч н а я   п а м я т ь —
В е ч н ы й   п о к о й —
К р е с т —
П о б о р н и к   в е р ы —
Г л а в ы   г о л у б ы е —
Ц е р к в и   б е л ы е —
Т р е з в о н ы   н а п е  в н ы е —
О к с т и т ь с я   и с т о в о   з а   в е с ь  м и р  н а   в о с т о к   а л е ю щ и й —
О п о ч и т ь —
К о н д о в ы й —
К р а с н о щ ё к и й —
П е р в о пу т н ы й   с н е г —
У к а ч л и в а я   в ь ю г а —
С т а р ц ы —

Р а й — состояние благодати мира и/или человека, когда всё наполнено ясностью мысли, полнотой Бытия, сиянием чистой любви, нет никакой пустоты, т.е. лжи, пробоины, разрыва (гнев, злоба и пр.), но всё в единстве и насыщенной сущностной полноте.

Л а з а р ь —
Б о ж и й   ч е л о в е к —
С к а з к а  — ... передаются христианскими смыслообразами. «Отшептала Русь сказки прекрасныя».

Теперь, понимая глубоко и полно значение каждого слова и выражения, прочитайте коротенький этют ещё раз, следите, как образы выстраиваются в цепочки, создавая видимую чувствами картину невероятной божественной благодати и сказки.

Для восстановления исконных русских концептов издаются разнообразные научные и научно-популярные труды на тему бытования православной лексики в современном русском языке и языковом сознании его носителей, в том числе лингвистические и энциклопедические словари, описывающие лексику и реалии мира православного христианства:

  1. «Давайте говорить правильно! Лексика православной церковной культуры: краткий словарь-справочник» Г. Н. Скляревской (М. - СПб., 2006),
  2. «Полный церковно-славянский словарь» Г. Дьяченко (М., 1993),
  3. «Православная энциклопедия. Обряды, таинства, посты, праздники» О. Г. Маркичевой (М., 2007),
  4. «Словарь православной церковной культуры» Г. Н. Скляревской (М., 2008),
  5. В отношении языкового контакта и механизмов заимствований новых слов и их усвоения русским языком можно отметить книгу Н.К.Малиаускене «Церковная лексика греческого происхождения», где рассмотрены механизмы усвоения русским языком нравственных, духовных, сакральных концептов. 
Литература

Э. Сепир, Речь как черта личности.

С. Булгаков, Философия имени.

С. Булгаков, Русская трагедия.

С. Булгаков, Человекобог и Человекозверь.

В. Г. Костомаров, Язык и культура.

Н. Д. Арутюнова, Язык и мир человека.

А. Вежбицкая, Язык. Культура. Познание.

В. В. Иванов, Славянские языковые моделирующие семиотические системы.

Д. С. Лихачёв, Человек в литературе Древней Руси.

Д. С. Лихачёв, Текстология.

Д. С. Лихачёв, Русская культура.

В. М. Жирмунский, Теория литературы. Поэтика. Стилистика.

А. А. Леонтьев, Национально-культурная специфика речевого поведения.

А. А. Леонтьев, Семантическая структура слова. Психолингвистические исследования.

М. Л. Гаспаров, Филология как нравственность.

Л. П. Крысин, Современный русский язык: Лексическая семантика. Лексикология. Фразеология. Лексикография.

В. М. Живов, Очерки исторической семантики русского языка раннего Нового времени.

А. Д. Шмеман, Основы русской культуры.

А. Д. Шмеман, Исторический путь православия.

А. Сурожский, Человек перед Богом.

П. А. Флоренский, Оправдание космоса.

В. Н. Лосский, Очерк мистического богословия Восточной Церкви.

А. Ф. Лосев, Философия имени.

Заметили ошибку? Пожалуйста, сообщите в редакцию через форму связи на странице Связь.

Пожертвование на ведение уставной деятельности
Выберите способ оплаты:

Другие способы оплаты
logo_3
logo_1
logo_2
logo_4
Вам понравилась статья?
Да! Нет
Спасибо за ваш интерес к слову!
Редакторы, оформители, художники, верстальщики, программисты трудятся для Вас! Поблагодарите их удобным для Вас способом:
1) внесите лепту либо 2) поделитесь ссылкой
Не понравилось?
Нам так жаль! Ведь мы стараемся для Вас! Как нам заслужить Вашу благодарность? Отметьте
1-2 варианта.
Вы бы хотели нам помочь улучшить платформу?
Что вас не устроило?

Милый друг, точно уверен что хочешь меня покинуть?

Оплата доступа к статьям, играм, книгам, аудио

Милый друг, точно уверен что хочешь меня покинуть?

смыслы суффиксов
Морфемы Значения морфем Примеры
-ик-( ) сущ., обозначает лиц по роду деятельности, предметы и маленькие предметы, науки и искусства, ягоды сотник, кадровик, сатирик, историк, избранник, грузовик, черновик, ключик, носик, методика, русистика
-ишк-о сущ., обозн. пренебрежительность голосишко, письмишко
-ищ-е сущ., обозначает увеличение человечище, ветрище
-ин-а сущ., обознач. вид мяса; результат или объект действия; единичные предметы; признаки; мощь буженина, впадина, равнина, бусина, ширина, голосина, молодчина
-ёнок сущ., означает малыша, детёныша телёнок, ягнёнок
-иш-ий прилаг., обозначает отношение к времени и месту здешний, вчерашний, домашний
-ств-о сущ., обозначает свойства, социальные группы, действия одиночество, упорство, авторство, славянство, бегство, дежурство
-ов-ой
-ов-ый
прилаг., обозначает свойственный кому-либо, чему-либо бытовой, пуховый, берёзовый, ходовой
-овит-ый прилаг., обознач. качество, имеющееся в большом количестве ледовитый, басовитый, ядовитый, домовитый
-ость сущ., обознач. качества, состояния близость, скорость, гордость, нежность
-б-а сущ., обозначает процессы и действия женитьба, стрельба, ходьба, дружба, гульба
-об-а сущ., обозначает отвлечённые состояния злоба, худоба, жалоба
-в-( ) сущ., обозначает процессы и предметы по характеру их действия напев (петь), прилив, отлив (лить), стеклодув (дуть)
-тиj-е,
-тиj-о
сущ., обозначает процессы и предметы по характеру их действия, и длительное действие, синонимичен суффиксу -(е)-ниj-е бытие, развитие, открытие, питие, шитьё, мытьё
-(е)-ниj-е сущ., обозн. длительное действие, синонимичен английскому -ing пение – singing,
совещание – briefing,
рисование – sketching
ой! ты ошибся!

МАХОТКА

маленький (махонький) горшочек для хранения снеди, часто сметаны или творога, по форме нечто среднее между круглым, толстым горшком и вытянутой крынкой, с очень широким горлом.

mahotka-1

КРЫНКА

горшок для хранения молока и других густых жидкостей, по форме внизу сужающийся, на треть высоты немного выпуклый, половину высоты занимает вытянутое и очень широкое горлышко.

mahotka-2

ГОРШОК

сосуд толстый, круглый, выпуклый, с плоским дном, без вытянутого горлышка, очень широкий, используется для каши, тушеных овощей, жаркого и даже супа.

mahotka-3
Подсказка для тебя

шпаргалка!
Попробуй вспомнить правило, пользуясь алгоритмом!

1. Определи часть речи. Что означает твоё слово: предмет, событие/действие, качество (признак)? Невозможно понять, как пишется слово, не зная его смысл, то есть его часть речи. Тебе поможет статья «Части речи».

2. Может быть, твоё загадочное слово — наречие, образованное от прилагательного «весёлый»? Наречие отвечает на вопрос «как?», а прилагательное — на вопрос «какой?». Попробуй образовать наречие от слова «весёлый» (от основы прилагательного) с помощью суффикса -О.
Подсказка: окончание прилагательного -ЫЙ в основу не входит.

3. Может быть, твоё неизвестное слово — глагол (обозначающий действие), тогда нужно определить, какой это глагол. Давай разберём, из каких частей (морфем) состоит глагол: 3а. возможно, твой глагол включает корень существительного «вес» (в килограммах) + глагольный суффикс второго спряжения -И- + суффикс прошедшего времени -Л-: вес+и+л+о (ведь мясо и бельё среднего рода, значит окончание -О); 3б. возможно, твоё слово — это глагол первого спряжения «висеть» в форме прошедшего времени (у глагола прошедшего времени суффикс -Л-), среднего рода, единственного числа (то есть с окончанием -О-), тогда ответ ты только что понял, только поменяй инфинитив «висеть» на форму прошедшего времени, среднего рода.
Подсказка: суффикс инфинитива -ТЬ в основу не входит.
Тебе поможет статья «Глаголом жечь сердца людей».

4. Итак, у тебя есть слова:
весело (наречие, образованное от прилагательного ВЕСЁЛЫЙ),
весило (глагол прошедшего времени, единственного числа, среднего рода, образованный от инфинитива глагола ВЕСИТЬ, а этот глагол включает корень существительного ВЕС — в килограммах, граммах, тоннах и пр.),
висело (глагол прошедшего времени, единственного числа, среднего рода, образованный от инфинитива глагола ВИСЕТЬ).

Видишь, как от одной буквы полностью меняется смысл!

И ЭТО ПРАВИЛЬНЫЕ ОТВЕТЫ! ТЫ МОЛОДЕЦ!
П О З Д Р А В Л Я Ю !